Берлин и Москва столкнулись пропагандой